ПРЕССА РЕЦЕНЗИИ Рецензия Андрея Колесникова

Рецензия Андрея Колесникова

 

Плуто-ментовской роман

Милиционер и маки, особенно опийные, - ключевая тема романа Михаила Гиголашвили «Чертово колесо». Действие книги преподавателя русской литературы в Университете земли Саар происходит в нестандартное время и в нестандартном месте: Тбилиси, конец 1980-х. Начальник угозыска майор Майсурадзе, инспекторы Пилия и Макашвили отловили наркомана по кличке Кукусик. И он сдал им все адреса и пароли. Дознаватели получили уникальный список, в котором главные наркоманы столицы Грузии, «продукты разных сфер» - от инспектора райкома партии до погруженного в адюльтер журналиста. Но их цель – вовсе не искоренить преступность, а получить выкупы и откаты от прищученных «наркуш» и их родственников.

То есть, получается, что еще два десятилетия тому назад передовая грузинская милиция работала примерно так же, как сегодня научилась трудиться милиция российская.
Милиционеры идут по списку – так и закручивается романное колесо, композиционно блистательно выстроенная череда лиц и характеров. Герои романа совершают чудовищные вещи – от разбойных нападений до изнасилований, однако в плутовском по сути своей романе читатель начинает сочувствовать попадающим в ловушки героям, даже если те больше напоминают животных, чем человека.
Рецидивист по прозвищу Сатана умиляет своей грубоватой непосредственностью. Утонченный интеллигент Кока, мальчик из княжеской семьи и с французской визой в паспорте, становится жертвой мошенничества Сатаны. Вор в законе Нугзар, оказавшись в Амстердаме, живет богатой духовной жизнью, отказавшись от тяжелых наркотиков, влюбившись в проститутку-китаянку, читая Тургенева и Библию и мечтая продать уникальную марку, доставшуюся ему при разбойном нападении на богатого гинеколога. Марку, натурально, пропивает за гроши его сосед-алкоголик. Журналист Ладо мстит за изнасилование любимой женщины, но случайно убивает не только насильника, но и его ни в чем не повинную тетку. Инспектор Макашвили, только недавно переведенный из транспортной милиции в угрозыск, вместе с опытным инспектором-наркоманом Пилией обманывают Сатану и завладевают награбленными им драгоценностями. При этом Макашвили страдает от неразделенной любви к «изнасилованной», которую шантажирует начальник угрозыска. Даже почти стопроцентное животное майор Майсурадзе, думающий только о своей «чучушке», услаждаемой временно содержащимися под стражей проститутками, обнаруживает чудеса профессионализма, а иногда умело шутит, поминая «Иосеба Бессарионовича». Он вообще единственный человек в романе с идеологией, причем идеологией, многое объясняющей в сегодняшнем устройстве нашего общества: «И опять стали вспоминаться слова майора, что скоро менты и мафия будут в одном лице – в лице ментов. И народу легче один раз платить, чем два. И жизнь станет спокойная: хочешь кайфа – купи у нас, а не у Чарлика в подворотне. И бабы все будут под контролем: ни грязного сифона, ни рваного гондона, за все отвечаем. Приедут, отсосут, уедут. О вине, ресторанах и прочих мелочах и говорить не стоит. Все должно быть в одних руках. Если этот плешивый мудак Горбач разрушил, что наши отцы и деды по крупицам собирали и огнем и мечом добывали, то надо держаться крепко за то, что осталось. Если не мы – то кто?»
Весь этот босхианский ряд лиц вихрем проходит перед глазами читателя и не отпускает его до… 783 страницы. Бывают же такого размера плутовские романы, где иной раз трудно отличить добро от зла!
Роман Гиголашвили – с открытым концом. Заканчивается тем же, чем и начинался – тяжелой, душной ночью в отделении милиции. «Пилия сидел в дежурной части и, не обращая внимания на женские стоны из арсенала, быстро вписывал что-то между строк на листе бумаги».
Однако это уже начало новой для милиционеров эры. Той самой, наступление которой предсказывал майор Майсурадзе.
источник